Зимний день

     Зима в Суоми. Короткий световой день. Темнота давит. Тяжелое время для всех, а уж для пожилых и больных так более.
    Так получилось, осенью другу была сделана операция на сердце. Как-то надо восстанавливать здоровье. Он включит компьютер, а там хроника войны на Украине. Гибнут
ни в чем неповинные люди. Как до такого дошла цивилизация, трудно осознать. И вот в отчаянии он произнес: «А уже не хочется жить!»
    Да, нелегко. И поговорить не с кем. В последнее время все как-то отдалились друг от друга. Невыносимо быть одной! Пошла в Русский центр. Хорошо побыть рядом со своим народом. Угадываю к обеденному перерыву. Налили чаю. Само присутствие русских улучшает настроение. Говорили о новом фильме «Левиафан» - странное название. Как оказалось в переводе с древне-еврейского «Чудовище». Ой! Еще одно чудовище. Неужели настолько все плохо? Увидела книгу Пикуля. Вот кстати. Может отвлечет. Возьму и «Спектр» и «Мозаику». На душе немного лучше.
    На обратном пути купила красноватые тюльпаны с желтоватыми кончиками. Как не хватает здесь этих красок! Спасибо немцам, вырастили красоту.
    Тащусь с двумя сумками к остановке и вдруг вижу непохожий на всех образ. Женщина средних лет в норковой шубе и пушистой белой шапочке. Как красиво! Как по-русски! Как идет белая пушистая шапка к темным волосам и к длинным черным ресницам. И вдруг замечаю красоту – белый снег чуть покрыл улицы и уже зажигаются огни.
    С ее образа считываю спокойствие, величавость, мудрость, гордость – достоинство. Она подтверждает свое имя, ведь с древне-греческого Галина – тихая, спокойная. Я подошла. Всего несколько минут – и ее автобус. Ее спокойствие передалось мне. Может все еще наладится? Несколько раз я встречалась с ней. И всегда она немногословна, мудра, загадочна. Иногда мне кажется: она знает то, чего не знаю я. Образ прекрасной «незнакомки» встречается на моем жизненном пути. Иногда она смотрит на меня свысока: «белобрысая я». Хотя у Баратынского есть строчка: «Певец финляндки молодой», но… У друга поставила цветы в вазу, отдала книгу. Не в этот ли вечер улучшилось состояние? Домой вернулась поздно. Засыпала, а перед глазами на столе – букет тюльпанов, книга Пикуля «Слово и дело». И образ прекрасной незнакомки, вдохновивший меня в этот день.


                                                                                                                                                                               Цугарова Алефтина